Послеродовая депрессия

icon

Послеродовая депрессия

Послеродовая депрессия

Юля, 26 лет, мать двоих детей

Наверное, это самое страшное, что вообще можно себе представить – не испытывать чувств к своему малышу.

Мне было 23, когда я впервые родила. Всю беременность я словно летала на крыльях, приятная суета, купалась в заботе мужа и внимании всей родни, мирные и беспечные дни в деревне, свежее молоко, много вкусной еды, здоровый сон. У меня не было проблем с вынашиванием и беременность я воспринимала как Божий дар.

После родов я принялась ухаживать за своим маленьким. Это какое-то чудо - держать своего ребенка на руках. Проблемы начались исподволь… 

Уж какой маме не хочется поспать подольше? Где-то в конце второго месяца после родов я стала хуже засыпать. Муж заметил, что покормлю, а потом ворочаюсь или маюсь по квартире. В моей голове начали появляться какие-то странные мысли: «как-то все бессмысленно», «А что, вообще, происходит?», «вот лежит ребенок… что с ним делать?». Эти мысли как партизаны прокрадывались в мою голову против воли и пугали меня… Ходила мрачная, скидывала вес после родов быстрее, чем положено. Испарилась та веселая Юля, которая была до родов.

LEFT IMAGE

Все чаще я просила свекровь последить за ребенком, кормила нехотя. Через месяц после того, как все это началось, я вообще со страхом прикасалась к ребенку, без радости… Это мучительно: не чувствовать эмоций к нему. Считала себя плохой матерью, считала себя сумасшедшей. Даже поделиться было не с кем. Это какая дикость же – не любить сына!!!!

 

Я и не догадывалась, что это может быть болезнь, депрессия.

То, что мне нужна помощь, я осознала, когда, стоя с ребенком у окна, на меня навалилась мысль: «а что если я выкину ребенка с 10-го этажа»? Понятно, что это совершенно бредовая мысль, но она возникла в МОЕЙ голове. Самообвинения теперь только усилились. Потом стало еще хуже: подобные мысли возникали, когда я смотрела на ножи, вообще любые острые предметы, когда купала ребенка в ванне….

Эти мысли неотвязно крутились в голове, неправильные, злые… и откуда у меня все это? Что ж я за мать такая? 

Наконец, пришлось признаться Володе, мужу, что не могу я купать сына и на руках его носить тоже не могу. В истерике, рыдая (кажется, я кричала громче своего растревоженного сына), от отчаяния я просила его что-то сделать со мной. Тогда он отвез меня к неврологу, доктор направила к психиатру, сказала: «Вам не ко мне».

Мне пришлось перестать кормить сына грудью на 6-м месяце после его рождения, потому что я легла в больницу и мне начали давать антидепрессанты. Сначала я вообще не верила, что этот кошмар может пройти. Через неделю от старта лечения я уже нормально засыпала, почти улетучились страшные мысли, они называются «навязчивости»… Как-то все прояснилось, словно светлее стало, вернулись эмоции и чувства к сыночку, к мужу, к родным. Начала больше себе доверять… И не плохая я мать, а это депрессия заставляла меня думать подобное о себе. Через 3 недели меня выписали. Все нормально. Еще полгода я пропила лекарства – все лучше, чем испытать подобное еще раз!

 

Описанный клинический случай является собирательным образом на основе клинического опыта из реальной практики врача-психиатра, к.м.н., доцента кафедры психиатрии и психосоматики Первого МГМУ им.Сеченова Читловой В.В.