Как программы поддержки пациентов влияют на соблюдение режима лечения?

alt

Неврология

Неврология

Как программы поддержки пациентов влияют на соблюдение режима лечения?

alt
alt

Несоблюдение режима лечения — серьезная проблема, которую могут решить ППП

Несоблюдение режима лечения является основным препятствием, ограничивающим пользу от эффективных методов лечения. Лекарственные средства, доказавшие свой потенциал в клинических испытаниях, часто не реализуют его в реальных условиях из-за несоблюдения режима терапии. Цифры говорят сами за себя: показатели приверженности лечению у пациентов с хроническими заболеваниями составляют в среднем 50% [1]. Как показано в предыдущих статьях этой серии, такие низкие показатели оказывают значительное влияние на качество жизни пациентов и ее ожидаемую продолжительность, а также имеют гораздо большие социальные и финансовые последствия. Недавний обзор литературы показал, что затраты на одного пациента из-за осложнений, связанных с несоблюдением режима лечения, колеблются в среднем от 1000 до более чем 40 000 долларов. Только в Соединенных Штатах общие затраты на здравоохранение из-за отсутствия приверженности терапии в виде несоблюдения режима назначенного лечения достигают 290 миллиардов долларов в год [2]. И это глобальное явление, не зависящее от культуры пациента, пола, возраста или социально-экономического статуса. 

Что вызывает несоблюдение режима терапии? В начале этой серии статей мы рассмотрели ряд причин, по которым пациенты могут не понимать свое состояние, предпочитать его игнорировать, забывать принимать лекарственные средства, а в большинстве случаев они сознательно решают не следовать лечению по своим уникальным, не совсем рациональным причинам. Какой бы ни была причина, такие пациенты придерживаются иррационального поведения, не добиваясь наилучших результатов в отношении здоровья. Чтобы помочь им изменить свое поведение, поставщики медицинских услуг, фармацевтическая промышленность, научные медицинские общества и прочие институты разработали множество стратегий. Они варьируются от простых подходов, таких как предоставление информационных услуг для пациентов или разработка приложений, до более сложных, таких как электронные контейнеры для таблеток. Хотя эти инструменты обычно помогают отслеживать соблюдение режима лечения, цена многих из них делает их непрактичными в широких масштабах, и они нередко неспособны значительно снизить несоблюдение режима лечения, особенно у тех пациентов, которые еще не были в достаточной степени мотивированы [3]. Предположение, что при обычном предоставлении более качественной информации пациент изменит свое поведение, ошибочно. Возможно, это сработало бы, будь мы все совершенно рациональными людьми, но, поскольку это не так, нам требуется нечто иное.

С такими устройствами или без них основные усилия, направленные на то, чтобы помочь пациентам следить за лечением и лучше контролировать свое состояние, относятся к услугам, обычно известным как программы поддержки пациентов (ППП). Некоторые программы ППП носят чисто информативный характер и предоставляют пациентам практическую информацию по различным темам, включая ведение болезней и медикаментозное лечение (особенно для сложных лекарственных средств). Каналы, по которым пациенты получают эту информацию, могут быть ограничены печатными или электронными материалами, но во многих случаях включают личное или удаленное вмешательство. Хотя информация и просвещение пациентов имеют решающее значение, ППП, которые ограничиваются этими функциями, не особенно эффективны в улучшении приверженности лечению — не потому, что предоставляемая с их помощью информация бесполезна, а потому, что ее обычно недостаточно. Многие такие программы высоко ценятся пациентами, и на основании отзывов пациентов, а также медицинских работников может показаться, что они очень эффективны. К сожалению, в этом случае действует систематическая ошибка отбора: пациенты, которые больше всего используют и ценят эти программы, часто оказываются людьми, уже сильно замотивированными следовать своему лечению. В результате программы, делающие упор на образование и информацию, вероятно, будут иметь минимальный эффект на соблюдение режима лечения на уровне всего населения.  

Другие ППП предоставляют чисто поведенческие инструменты; к ним относятся системы напоминаний, устройства отслеживания симптомов и другие способы. Их эффективность ограничена в основном по тем же причинам: те, кто использует данные инструменты, часто уже мотивированы строго следовать планам самопомощи. Полезность ППП неоспорима. Однако если мы хотим повлиять на общий уровень приверженности терапии, то должны найти способы вовлечь всех пациентов, независимо от уровней их стимулирования, мотивации и потребностей, будь то информация, напоминания или другие вмешательства. Лучше всего это может быть достигнуто с помощью ППП, которые включают сочетание информационных и поведенческих стратегий, созданных на основе принципов поведенческой науки, которые мы рассматривали в этой серии статей.

Влияние ППП на приверженность лечению: дискуссионная тема

Метаисследование, проведенное в 2017 году, было посвящено более чем 700 вмешательствам ППП и показало ограниченное увеличение уровня приверженности пациентов лечению [4]. Обзор показал, что в отчетах о таких исследованиях часто наблюдалась предвзятость и что наиболее типичные вмешательства, например те, которые были разработаны для реализации в кабинете лечащего врача, показали ухудшение соблюдения режима лечения (хотя программы, реализуемые через фармацевтов, кажутся более эффективными). Это вызывает беспокойство, но дает важное предостережение относительно преимуществ продолжения предоставления программ, которые просто представляют собой то же самое, только в большем объеме.

Метаисследование 17 избранных ППП, проведенное в 2015 году и охватывающее более 10 000 пациентов, дало более оптимистичный взгляд на сложившуюся ситуацию. В нем рассматривалось влияние ППП на приверженность лечению среди пациентов, страдающих воспалительными и иммунологическими заболеваниями, такими как ревматоидный артрит, остеопороз, язвенный колит или рассеянный склероз [5]. В исследованных ППП использовались информационные стратегии, поведенческие стратегии или их комбинация. Результаты показали, что в среднем приверженность увеличивается на:

  • 11,5% для ППП, использующих только информационные стратегии,
  • 14% для ППП, использующих только поведенческие стратегии,
  • 31% для ППП, использующих комбинацию упомянутых стратегий.

Хотя это исследование было ограничено определенными патологиями, данные результаты позволяют предполагать, что правильное сочетание информационных и поведенческих стратегий может оказать значительное влияние и позволит избежать неопределенных результатов менее комплексных вмешательств.

Будущее ППП

В 2003 году ВОЗ процитировала Р. Б. Хейнса, который сказал: «Повышение эффективности вмешательств по соблюдению режима лечения может иметь гораздо большее влияние на здоровье населения, чем любое улучшение конкретных видов лечения» [6]. Однако мы увидели, что вмешательства с помощью ППП имеют спорную ценность, если они не были тщательно разработаны. Потребность в ППП кажется очевидной, но они должны быть разработаны соответствующим образом. Одним из многообещающих подходов является персонализация ППП, о которой говорилось ранее в этой серии статей. Посредством данного приема сочетание передачи информации и подходов, более ориентированных на коучинг, можно регулировать на индивидуальной основе, а конкретную информацию, поведенческое содержание и тон этих вмешательств можно адаптировать к отдельному пациенту.

Такие высокоперсонализированные ППП были редкостью в прошлом из-за связанных с ними затрат. Однако благодаря достижениям в сфере цифровых и мобильных технологий персонализированный подход теперь может применяться в более широком масштабе. Кроме того, недавние разработки в области поведенческих наук, обсуждавшиеся в предыдущих статьях (см. статью 4 «Две системы взглядов: почему «логичные» люди делают «нелогичный» выбор»), обеспечивают лучшее понимание процесса принятия решений каждым пациентом и могут быть гораздо более эффективными в определении подходящих индивидуальных методов «подталкивания» для пациентов на основе их профиля отношения. Цифровые технологии, которые позволяют оптимизировать методики поведенческой науки, повышают эффективность персонализации и улучшают качество обслуживания пациентов. 

Эффективность персонализированных подходов с использованием цифровых технологий уже была продемонстрирована в потребительских отраслях, таких как электронная торговля и банковское дело. Netflix, Amazon, Rakuten и другие компании процветают благодаря персонализации. Те же принципы могут применяться и к пациентам. Рассмотрим чат-бот с виртуальным коучем, который помогает пациенту управлять своим заболеванием и лечением и всегда доступен через смартфон, планшет или компьютер. Пациент отвечает на вопросы в анкете, разработанной в соответствии с теориями науки о поведении, и получает определенные призывы к приверженности в форме сообщений, специально адаптированных к его потребностям и выявленным поведенческим драйверам. Эта адаптивность включает даже тон полученного уведомления, время дня, в которое оно появляется, и т. д. 

Такие чат-боты недавно были запущены в сфере здравоохранения, и их влияние еще предстоит оценить. Тем не менее они открывают совершенно новые перспективы для ППП и решения проблемы несоблюдения режима лечения, позволяя распространить положительное влияние медицинских работников на повседневную жизнь пациентов.

Литература:

1. Capgemini, Estimated Annual Pharmaceutical Revenue Loss Due to Medication Non-Adherence, (Accessed: July 23rd 2020),  https://www.capgemini.com/wp-content/uploads/2017/07/Estimated_Annual_Pharmaceutical_Revenue_Loss_Due_to_Medication_Non-Adherence.pdf, дата доступа 30.09.20.

2. Cutler, Rachelle Louise, Fernando Fernandez-Llimos, Michael Frommer, Charlie Benrimoj, and Victoria Garcia-Cardenas. “Economic Impact of Medication Non-Adherence by Disease Groups: A Systematic Review.” BMJ Open 8, no. 1 (January 2018): e016982. (Accessed: July 23rd 2020) https://doi.org/10.1136/bmjopen-2017-016982, дата доступа 30.09.20.

3. Niteesh K. Choudhry and others, Effect of Reminder Devices on Medication Adherence, JAMA Internal Medicine, 01 May 2017, 177(5):624-631 doi:10.1001/jamainternmed.2016.9627.

4. Vicki S. Conn, Medication adherence outcomes of 771 intervention trials: systematic review and meta-analysis, Preventive Medicine Volume 99, June 2017, Pages 269-276 doi: 10.1016/j.ypmed.2017.03.008.

5. Chakkarin Burudpakdee and others, Impact of patient programs on adherence and persistence in inflammatory and immunologic diseases: a meta-analysis, Patient Preference and Adherence 2015:9, pages 435–448, doi: 10.2147/PPA.S77053.

6. Sabaté, Eduardo, and World Health Organization. Adherence to Long-Term Therapies: Evidence for Action. Geneva: World Health Organization, 2003.

alt